marinarakis (marinarakis) wrote,
marinarakis
marinarakis

Categories:

Тем временем в Беларуси

23 июня продолжилось рассмотрение уголовного дела над Виктором Бабарико, одним из кандидатов в президенты на выборах в прошлом году.

Ему было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 430 УК, в котором было указано, что он якобы создал управляемую устойчивую группу из числа должностных лиц ОАО «Белгазпромбанк» для совместной преступной деятельности и в последующем руководил действиями указанной группы, выразившимися в систематическом получении ее членами от субъектов хозяйствования взяток «за положительное решение вопросов, связанных с заключением и исполнением кредитных и иных договоров» между ОАО «Белгазпромбанк» и субъектами хозяйствования, указанными в обвинении.

Спасибо alba_ruthenia01 за ссылку на выступление Натальи Мацкевич, адвоката Бабарико, в суде. Очень интересно было почитать, тем более, что материалы дела не разглашались раньше.

Особенно мне понравилось про то, что следствие так и не установило, с какой целью давались "взятки". Т.е. люди, которые сознались в том, что давали взятки, так и не смогли объяснить, зачем они их вообще давали.


Речь адвоката тезисно:

- до вступления обвиняемого в избирательную кампанию, никаких существенных претензий, тем более вопросов о коррупции, к банку, его менеджменту и председателю правления со стороны контролирующих органов, как представляющих государство Республики Беларусь, так и представляющих акционеров, не имелось.

- должностные лица Комитета государственного контроля и Генеральной прокуратуры в самом начале расследования и даже до предъявления обвинения и ареста публично заявляли о виновности Бабарико, что является нарушением презумпции невиновности.

- единственный адвокат, который имел доверенность на подачу жалобы в суд от имени Виктора Бабарико, — Максим Знак был заключен под стражу и содержится под стражей до сих пор. Второго адвоката, Александра Пыльченко, лишили лицензии. Также адвокатов неоднократно не допускали к подзащитному, таким образом, было нарушено право на защиту.

- Виктор Бабарико не предпринимал попыток скрыться, не пытался воздействовать на показания свидетелей, не предпринимал попытки сокрытия следов совершенных преступлений, и в процессуальных документах не обосновывалась целесообразность и необходимость его содержания под стражей. На подходе или при выходе из приемной КГБ были задержаны не менее 36 человек из тех, кто пришел туда подать заявление о готовности принять личное поручительство для изменения меры пресечения. Таким образом, было нарушено право на свободу.

- были заключены под стражу некоторые коллеги, друзья и сын Виктора Бабарико и содержатся там до сих пор, что можно рассматривать, как моральное давление на обвиняемого.

- многочисленные свидетели из сотрудников банка — бывшие и действующие заместители председателя правления, представители менеджмента среднего звена, кредитные эксперты, работники отделов и управлений банка дали показания о том, что вопросы заключения и исполнения договоров решались в ОАО «Белгазпромбанк» в строгом соответствии с локальными правовыми актами.

- предположения о том, что если Виктор Бабарико имел полномочия как председатель Правления ОАО «Балгазпромбанк», то он ими воспользовался в преступных целях, не подтвердились конкретными фактами.

- ни «взяткополучатели», ни «взяткодатели» не могут объяснить, за что же конкретно и почему якобы передавались взятки. В обвинении все время повторяется «за сотрудничество с банком». Но мы уже говорили о том, что сотрудничество клиентов с банком от отдельных должностных лиц банка не зависит. В банке существовала система сдержек и противовесов, которая исключала лоббирование интересов отдельных клиентов (об этом пояснил свидетель Кирьянов, действующий заместитель председателя правления банка).

- из показаний признавшихся в совершении преступлений лиц, мы понимаем лишь то, что те, кто назвал себя взяткополучателями, якобы получали вознаграждение за то, что добросовестно и компетентно выполняли свою работу в банке. А те, кто назвал себя взяткодателями, якобы перечисляли и передавали денежные средства (причем, не свои) — за то, что приносило банку прибыль, и в этом нет состава преступления.

- сторона обвинения как один из основных аргументов выдвигает то, что обвиняемые (кроме Бабарико) и свидетели «признали свою вину и дали непротиворечивые показания». Но сам факт признания вины ничего не значит при отсутствии в их действиях состава преступления. А насколько их показания непротиворечивы — большой вопрос. Когда Кузьмич одни и те же обстоятельства в начале следствия описывает как экономические отношения в бизнесе, а после времени, проведенного в СИЗО КГБ, после консультаций, как он сказал, «со следователями».

Кому интересно и не лень читать выступление полностью (а оно того стоит), ссылка вот тут.


Tags: мая радзiма Беларусь, политота
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments